Jason Polakow

23-11-2009, 22:41

Австралийский райдер и глава всемирно известной компании JP Australia Jason Polakow один из самых ярких виндсерферов за всю историю этого спорта. Несмотря на титулы, собственную компанию и пару революций, совершенных им в виндсерфинге, Джейсон остается весьма непосредственным товарищем. Он в жизни не видел русского райдера и очень удивился, узнав об их существовании; управляет вертолетом также легко, как и доской, а интервью Дозе давал вместе с папой.

Джейсон сослался на разъезды, дела и прочие обстоятельства непреодолимой силы, поэтому общение с ним происходило через его отца Ника, ну а на часть вопросов Ник и вовсе отвечал сам. Результат общения Дозы и семейства Поляковых перед вами.

Доза: Ну, раз мы общаемся с Джейсоном через Вас, Ник, расскажите об обычном детстве обычного про-райдера.

Ник: (Ответы папаши печатаются с сокращениями, поскольку многие вещи к делу не относятся). Спокойным временем в жизни Джейсона можно назвать первые 11 месяцев, то есть то время, пока он не начал ходить. Как только сын освоил прямохождение, началась его «экстремальная» карьера. Покуда он ел из кошкиной миски, бил и ронял все вокруг, бросил магнитофон под напряжением в бассейн, я как-то думал что, все идет своим чередом. Но в день, когда он перекрасил мою машину из баллончика нашему терпению пришел конец, и мы решили, что его энергию надо куда-то направлять. Собственно, тогда мы и пришли к мысли, что спорт лучше, чем граффити.

 

 

Доза: И какую секцию вы выбрали для юного дарования?

Ник: Мы отдали Джейсона в мотокросс. Ему было тогда 6 лет, и он сходу начал выигрывать соревнования. В конце концов, он стал чемпионом страны по мотокроссу среди юношей. Это, конечно, было потрясающе, но с каждым днем становилось все опаснее и опаснее. Он постоянно был на грани, искал свой предел, да и просто не мог ни о чем думать кроме как о мотоциклах и победах. В 9 лет мы решили, что с этим пора завязывать. Мы забрали его из спорта, в котором у него были все шансы стать номером 1. После этого мы пережили самые тяжелые времена: футбол, ненавидимый им наш национальный вид спорта – крикет, теннис – все это не давало того выброса адреналина, что и мотокросс, и после каждой тренировки Джейсон возвращался в слезах, ненавидя нас.

Доза: Ну и как вы пришли к виндсерфингу?

Ник: Совершенно случайно. Однажды мы отправились с палатками отдохнуть в Torquay, это австралийская столица виндсерфинга. Джейсон там впервые встал на доску.

 

 

Доза: Джейсон, вот твой отец рассказал про тебя кучу всего. Расскажи теперь ты, о его роли в твоей карьере?

JP: На самом деле, отец долгое время был моим менеджером, агентом и пиарщиком в одном лице. Он организовал мой дебют в Windsurf Pro Tour, пробил мою первую фотосессию, вел переговоры со спонсорами, общался с прессой и т.д. На нем лежит добрая половина моего успеха.

Доза: Что тебя вставило в виндсерфинге?

JP: Тогда я находил в нем много общего с мотокроссом. Все эти трюки, прыжки, вылеты… Это было по мне.

 

 

Доза: Какая разница между тем адреналином, который ты получаешь на мотоцикле или других штуках с мотором, и тем, который поступает в кровь на волнах?

JP: Никакой разницы. Химический состав адреналина никак не зависит от того, благодаря чему он выделяется.

Доза: Когда тебе было 18, ты выиграл все турниры, в которых принял участие. Потом ты стал первым не гавайским виндсерфером, который стал обладателем кубка мира по вейврайдингу на Гавайях. Как тебе это удалось?

JP: Ну, к тому времени я уже набрался опыта в серфинге и объездил все главные споты страны. Мое мотоциклетное прошлое как-то само собой трансформировалась в новый стиль катания, который до меня никто не показывал. Такой стиль требовал досок, которых не было на рынке. Мне требовалась узкая симметричная доска, в то время как все считали, что для вейврайдинга подходят только ассиметричные доски. Я сделал такую доску и выиграл.

 

 

Доза: Кто стал твоим первым спонсором?

JP: Ник и Венди – мои родители.

Доза: Как пришла идея основать собственную компанию?

JP: Да просто время пришло. Ну и все возможности для этого также присутствовали.

Доза: Каково серферу становиться бизнесменом?

JP: В JP-AUSTRALIA моя работа заключается в том, что я разрабатываю доски и выступаю как про-райдер за свою компанию. Все. Офисными делами, переговорами, поставками занимаются другие люди, которые получают за это зарплату.

 

 

Доза: Назови три вещи, которые ты считаешь самым большим своим успехом?

JP: 1) Победа на Maui World Cup Wave Grand Slam в 1991 году. Это тогда я стал первым в истории победителем не гавайцем на доске своей собственной конструкции. 2) Победа на Wavesailing World Champion в 1997 3) Основание собственного бренда JP-AUSTRALIA в том же 1997.

Доза: И три своих самых больших неудачи?

JP: Их было больше трех и все мои неудачи это травмы. Хотя, и в травмах можно найти позитив. Как-то я выбыл из спорта почти на год из-за травмы колена. Чтобы как-то занять себя я пошел на курсы управления вертолетом и стал лицензированным пилотом.

Доза: Виндсерфинг гораздо старше, например, кайтинга. Казалось бы, никаких новинок в матчасти уже ожидать не приходиться, поскольку все уже давно испробовано и придумано. Это так, или все-таки в виндсерфинге остается место для инноваций?

JP: В сфере оборудования для виндсерфинга постоянная эволюция идет все время. Конечно, сейчас новые решения не так очевидны, не так бросаются в глаза как те новшества, которые я вводил 15 лет назад. И все равно эти изменения работают и делают матчасть лучше. Как говорит шейпер Werner Gnigler «Никаких уловок и рекламных штучек! Просто продукт, который работает». То есть, сегодня доски и стаф вообще, благодаря всем этим незначительным, на первый взгляд, доработкам, становятся с каждым годом все лучше и лучше: они работают четче и отзывчивее, дают больше фана, дарят невероятно широкие возможности для катания. При этом, изменение формы доски требует поменять что-то в парусе, за этим следует изменение плавника, а потом опять в доске приходится что-то добавить. Это такой постоянный круг эволюции. Ну и, конечно, новые технологии и материалы дают простор для деятельности.



Доза: А что ты считаешь своим главным достижением в JP-AUSTRALIA?

JP: Создание досок серии PRO EDTION.

Доза: Какие сейчас есть основные тенденции в разработки матчасти?

JP: Их полно. Какие-то – чистый маркетинг и не больше чем уловки, какие-то реально работают. Кто-то сосредотачивается на потребностях какого-то конкретного райдера. В общем, те фишки, которые реально что-то дают, тут же идут в производство.

Доза: Что ты можешь сказать о русских райдерах?

JP: Я таких не встречал.

Доза: Ты уже взрослый дядя, а не юный серфер. Внутри ты как-то изменился?

JP: Я мог бы сказать что я все такой же, но это не так. Я повзрослел и, что называется, успокоился. И знаешь, что самое интересное, сейчас я получаю от виндсерфинга гораздо большее удовольствие, чем в 18.

Доза: Что для тебя сейчас самое главное?

JP: Я гоняюсь по миру за самыми большими волнами. Чего и вам желаю!

 


Автор: Иван Мацарский
Источник: Dailydose.ru

Админцентр

Личности

Новая чемпионка по серфингу

Новой чемпионкой по серфингу стала Карисса Мур. Совсем недавно она неожиданно легко и красиво...

Хайнекенов номинировали на Лучших кайтеров года

Семейство Хайнекен – знаменитые брат и сестра Джонни и Эрика – были номинированы на титул Лучшего...

Новый фильм о легенде серфинга

Скоро на экраны выйдет фильм «Hawaiian: The Legend of Eddie Aikau», или «Гаваец: Легенда о Эдди...

Опрос

Исследуем ваш возраст!
до 17 лет
от 18 до 24 лет
от 25 до 34 лет
от 35 до 44 лет
от 45 до 54 лет
55 и страше

Индустрия

Серферы стремятся на Олимпиаду

Фернандо Агуэрре – президент ISA (Международной ассоциации серфинга) тщательно пытается продвинуть...

Чемпионат мира по лонгборду

Первый чемпионат мира по лонгборду будет проведен уже в сентябре 2013 года. Сообщение было...

"Upwind - Launch of a Sport" – фильм о кайтинге в начале пути

"Upwind - Launch of a Sport" – новая документальная полнометражная кинолента, которая рассказывает...

Партнеры